fi_shka: (hidden)
[personal profile] fi_shka

from my bnw instagram feed: ordinary cycles


во время переезда перебираешь все книжки, все листики, все тряпочки. этим переезды люблю. например, книгу Анны Ревелотэ "Книга Блаженств" мне прислала Настя вскоре после моего переезда в Канаду. мне даже кажется, что это была первая книга, перелетевшая океан. и целый океан слёз был вылит на её страницы тогда. перебирала закладки сейчас и что-то до сих пор откликается, что-то вызывает улыбку. несколько кусочков на память сюда:

Стр. 7
Жизнь – это Книга Блаженств. Одни читают её глубоко и вдумчиво, другие быстро и жадно, третьи по диагонали, а кто-то и вовсе грамоты не знает. Нам неведомо, кто её пишет для нас, кто предназначает её нам, безликим, спящим в коконе небытия, кто готовит нам волшебный, уму непостижимый дар.



Стр. 36
– Музыка – она же состоит из времени.
– А я думала из звуков, – робко возразила Нина.
– Да, но эти звуки имеют протяжённость. Музыка существует, пока звучит. Так вот, если ты чувствуешь, как это время проходит сквозь тебя, значит, драйв есть. И наоборот.

Стр. 107
Так Агния застряла на стыке веков. Словно механизм перекидного календаря заклинило в той точке, откуда она оглядывалась на возраст своего счастья. Горе, как наполненный гелием воздушный шар в её руке, сделало её вдвое легче, возвысив над окружающим пейзажем, и она не находила в себе мужества покинуть высоту своей любовной отваги, согнувшись под грузом прозы, как делаем мы все. Отщёлкивая минуты вхолостую, двадцатый век длилися для неё одной.

Стр. 144
Всё дело в том, что мы слишком долго жили друг без друга. Он прожил без меня почти сорок лет, и это время никогда не станет моим. Вряд ли мы, закостеневшие в своих собственных привычках, успеем нажить общие. Нашего общего будущего настолько очевидно меньше, чем раздельного прошлого, что я не хочу об этом думать. Мне будет непросто примириться с тем, что на меня он никогда не сможет протратить того количества своего личного времени, которое уже потратил на других – всех тех, кто окружал его эти сорок лет. С тем, что он не познает меня так глубоко, как мне бы того хотелось, – с возрастом он потерял интерес к познанию женщин, и это нормально. С тем, что я не познаю его так глубоко, как хотелось бы мне, – ведь это обоюдный процесс. Мне будет непросто. Не, не так. Мне будет невыносимо.
А может, я просто не признаюсь себе в том, что после десяти лет яростного обоюдного познания с Йоши во мне не осталось смелости на познание кого-то ещё. Я лишь тоскую об изведанной мной глубине близости, не решаясь бросить остаток сил на новую попытку.

Стр. 192
Наверное, этот талант – в неутолимом интересе, во всепроиникающем любопытстве к предмету. Он ищет подобия, максимального количества точек соприкосновения с любимым существом, находя в этом главную радость. И конечный результат идеально исполненной любовной истории – как раз смена агрегатного состояния. Исчезая из чьей-то жизни, идеальный любовник остаётся в ней незримо, заствляя человека чувствовать крошечные электрические разряды в солнечном сплетении, напоминая о себе снова и снова. Такое завершение безболезненно, даже если знаешь, что больше никогда не суждено увидеться.

Стр. 301-302
Обладание невозможно никем и нечем. К чему бы ни стремился человек, что бы ни завоёвывал, чего бы ни желал страстно, эта страсть всегда одна и та же. Владеть. Мы хотим обладать знанием, силой, властью, талантом, деньгами, друг другом, хотим иметь семью, любовь, дружескую поддержку. Всё равно, получим ли мы желаемое от рождения, заработаем тяжким трудом, дождёмся, выклянчим, дотянемся и схватим, догоним и отберём, – мы не сможем владеть этим долго. Жизнь будем вести нас от потери к потере, тыча в каждую носом: обладание невозможно. Здесь, в этом мире, ничто не может быть нашим, кроме нас самих. Наши дети вырастут и покинут нас, наши подвиги забудутся, наши любовные истории закончатся. Есть только один способ мириться с таким положением вещей: раз и навсегда приучить себя к мысли, что всё данное нам – в нашем временном пользовании, и радоваться этому надо сегодня.

Стр. 311
Я вижу время как силу трения, существующую между человеческим существом и окружающей действительностью. Там, где её не будет, мы станем скользить легко и плавно, не имея границ, как летучий нашатырь. Здесь, где она есть, мы непрерывно боремся с одолевающей нас инерцией, пока не останавливаемся, побеждённые. И только тогда – не в награду, в утешение – получаем свою свободу. Между «здесь» и «там» – лишь призрачная ткань реальности, тонкая, в один слой. Если тебе однажды удалось её повредить, ты не успокоишься, пока не выберешься наружу.

March 2017

S M T W T F S
   123 4
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 11:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios